Отношение мужчин курдов к женщинам


Дата: 27.08.2017, 21:36 Просмотров: 72433

КУРДСКАЯ СЕМЬЯ: ЖИЛИЩЕ, ОДЕЖДА, ПИЩА, ПОЛОЖЕНИЕ ЖЕНЩИНЫ, СЕМЕЙНЫЕ ОБРЯДЫ

4. Место женщины

После этих заметок о материальной жизни курдской семьи перейдем к изучению положения женщины. Оно хорошо отражает характер народа. По этому поводу Минорский замечает, что курды, вероятно, самые либеральные среди мусульман. Конечно, всю тяжелую домашнюю работу делают женщины. Они ухаживают за скотиной, носят воду, карабкаются по горам к стаду, чтобы подоить животных, собирают и заготавливают топливо. Все это они делают, повсюду таская с собой пищу, привязанную к спине широким ремнем. Если женщина не в состоянии это выдержать, она быстро увядает и теряет всю прелесть своего пола. Лишь жены вождей (называемые ханум в отличие от ияйя — простой женщины) могут вести беззаботную жизнь, беречь свою красоту и заботиться о нарядах. Однако все женщины, какое бы положение они ни занимали, великолепно ездят на лошади, не боясь при этом перещеголять мужчин. Они не страшатся также подъемов, и наиболее отчаянные из них поднимаются в горы с большой ловкостью.

Женщины, как уже говорилось, не закрывают лица. В толпе они смешиваются с мужчинами и в общем разговоре всегда могут сказать свое слово. «Очень часто в деревнях,— свидетельствует Сон,— хозяйка дома меня принимала в отсутствие мужа, оставаясь сидеть и разговаривать со мной без напускной стыдливости или застенчивости турчанок или иранок, с удовольствием разделяя со мной трапезу. Когда появлялся муж, женщина в знак внимания к своему гостю не покидала его, пока муж не привязывал лошадь и не входил в шатер». Нe может быть, разумеется, речи о заточении женщины. Курдская женщина добродетельна, кокетлива и жизнерадостна. Проституция неизвестна среди курдов, так же как и некоторые другие пороки, столь распространенные на Востоке. Молодежь очень хорошо знакома между собой. Женитьбе предшествует настоящее ухаживание со стороны претендента. Романтические чувства царят в сердцах курдов. Лет двадцать назад (Минорский писал об этом в 1914 г.) около Мехабада имел место следующий странный случай: одна европейская молодая девушка влюбилась женщинам в курда, стала мусульманкой и, несмотря на вес увещевания консула и родителей, осталась со своим мужем. Поскольку мы заговорили о романтизме, позволительно будет упомянуть, что в моей курдской литературной коллекции есть маленький томик стихов («Диван-и-Адеб» поэта Мирзба Мукри), посвященных прекрасной Нусрат, которая так и не стала женой поэта, выйдя замуж за другого. Следуя также романтической традиции, г-жа Поль Генри-Бордо в своем любопытном и очаровательном романе «Антарам Требизонда» рассказывает нам одиссею молодой армянской девушки, проданной одному курду жандармами, посланными проводить ее в изгнание.

Молодая армянка так рассказывает о своем рабстве: «Кто же я была на самом деле? Раба! Служанка! Чужеземка! Почему он меня купил? У этого варвара есть древнее примитивное благородство. Он имеет вкус к независимости, не держит гарема. Откуда берется у курда это уважение к женщине, неизвестное среди мусульманеких народов?
...Я любила этого человека, о котором я знала, не знала его языка и истории.
...Утром он меня разбудил и заставил медленно обойти вокруг огня. Есть обычай: когда девушка выходит замуж, она говорит «прощай» очагу своего отца. Некоторое время спустя он позвал меня вместе с моей кормилицей в загон, куда собрал сотню баранов, пять буйволов и лошадь с новым седлом красной кожи. Он остановил нас: «Я должен бы заплатить твоему отцу калым, приданое моей невесты. В таком случае все, что здесь есть, я даю твоей кормилице, которая тебя сюда привела». Он глядел на меня довольный. Ничто его не обязывало к такому поступку. Но он хотел показать всем, что не собирается держать чужеземку в шатре только для своих ночных удовольствий, дабы каждый уважал его жену. Я была взволнована. Неделю спустя я услыхала на пороге топот ног, блеяние; я вышла. Он меня поджидал. «Ты должна бы возвратиться к твоим родителям после свадьбы, чтобы они тебе дали корову, кобылу и козу, которые стали бы твоими, так делается это у нас. Но я не хочу, чтобы ты была менее богата, чем другие, и даю тебе их сам».

Я имела сына. Он вырос здесь же. Сын не знал ни слова по-курдски и был настоящим армянином. Его отец не жаловался на это. Но однажды он мне сказал: «Научи его хотя бы называть меня папа!» Я не захотела. Это счастье длилось четыре года».

Вернемся после этого отступления к нити нашего повествования. Развод очень легок у курдов. Курды в пылу ссоры клянутся иногда, что если ссора не уладится, то разведутся. И они разводятся. Это случается в действительности. Если потом раскаяние начинает мучить мужа и он был бы счастлив снова принять к себе свою бывшую жену, закон не позволяет этого, если только в период их разлуки жена не вышла замуж снова и не получила затем развода. В городах можно найти профессионалов (мохаллель), которые готовы за вознаграждение играть нужную роль, чтобы аннулировать действие первого развода. Обычно в таких случаях происходит целая серия недоразумений, о которых существует немало курдских анекдотов. Все это, однако, применимо лишь к жизни горожан. У кочевников, разумеется, нравы проще и строже.

У курдов есть один особенный, именуемый чопи, танец в кругу с подпрыгиванием. Тот, кто ведет танец, держит в одной руке платок, а другой увлекает по кругу взявшихся за руки танцоров. Однажды этот танец был дан в честь Минорского у одного богатого курда. Как только раздались звуки зурны (кларнета) в сопровождении барабана, все женщины деревни за пять минут приоделись и заняли места среди мужчин, грузно, но с увлечением притоптывая до самого вечера. Вот еще одно свидетельство:

«Я торопился впервые подойти к месту сборища, где танцевали курдский танец, который мне показался любопытным и в то же время очень грациозным. Мужчины и женщины, держась за руки, образуя большой круг, под звуки плохого барабана двигались в ритм медленно и монотонно... Заметно, однако, что курдские женщины, хотя они и мусульманки, не стыдливы. Лицо их было не закрыто»1).

Женщина у курдов, бесспорно, обладает своей индивидуальностью. Не случайно, например, мать, отличаясь благородством или красотой, прибавляет свое имя к имени сына; например, именем Бапири Чачан (что означает «Бапир, сын Чачана») поддерживается репутация матери. Можно привести много примеров, когда женщине подчиняется целое племя, во главе которого ей пришлось стать. Известно, например, что во время заключительной оккупации Хаккяри турками этот округ управлялся женщиной (см. Гартманн). «Мы сами (Минорский) видели осенью 1914 года в маленьком городке Алепче (близ Сулеймание) прославленную Аделе-ханум, вдову Османа-паши из племени джафф2). Несколько лет она действительно управляла всем округом, формально доверенным турками ее мужу, который почти всегда отсутствовал. Сон, переодетый в костюм иранского торговца, жил некоторое время при ее маленьком дворе и очень занятно описал, как она судит и управляет делами, не забывая своих чисто женских обязанностей, таких, как покупка различных тканей, заботы по хозяйству. Правительство назначило в Алепче турецкого чиновника. Аделе-ханум оказалась с тех лор в немилости; отстраненная от дел, мужчины она держалась, однако, с большим достоинством. Она нас посетила в нашем лагере в сопровождении целой свиты родственниц и служанок и охотно согласилась сфотографироваться. Аделе-ханум поблагодарила за подарки ее сыну письмом, написанным по-французски одним молодым курдом, который учился у католических миссионеров в Сенне.
____________________________________
1)Comte de Sercey, La, Perse en 1839—1840, p. 104.
2)К этому примеру, приведенному Минорским, я могу прибавить со своей стороны еще один, с Мариам-ханум, вдовой шейха Мохаммед Сиддика. Я имел удовольствие вести переговоры с этой знатной курдской женщиной, которая осталась одна со своими слугами в Нери, главной резиденции Шемдинана, в момент приближения русских войск в 1916 г. в этой небольшой части Курдистана. Миллинджен (указ, соч., стр. 25) называет также одну курдскую даму, вдову Омер-Ага, вождя племени милан. Ей было всего двадцать два года, когда она потеряла мужа, но ее уважали все старики племени и она пользовалась у них большим влиянием. Она вела дела племени с энергией мужчины. М. Массиньон обратил мое внимание на влияние езидок среди знатных курдов. Красота этих женщин привлекает курдов, стремящихся взять их в жены.

Курды, как правило, очень любят детей. Около каждого вождя можно видеть его любимого ребенка, десятого или двенадцатого отпрыска. Джан Фулад Бек, по данным «Шереф-наме» (стр. 292), имел 70 детей. И это не исключительный случай. Нередко в горах можно встретить молодца курда, несущего на руках ребенка — надежду своей старости. Минорский вспоминает одну сцену во время путешествия по Курдистану: «Мы взбирались с караваном по узкой тропинке вдоль пропасти, когда неожиданно сверху появились два человека. Впереди курд, легко одетый, с виду бедный крестьянин, нес больного ребенка, завернутого в лохмотья. Его жена, у которой было хорошее, но печальное лицо, следовала за ним, неся кинжал, чтобы мужу было удобнее. Ребенок упал с крыши и потерял сознание. Родители спешили показать его соседнему колдуну. Заметив европейцев, которые на Востоке все слывут за докторов, мать ухватилась за стремя, начала целовать ноги, плакать, умоляя спасти ребенка. Во всей этой сцене было много искренности и настоящей скорби. И, наоборот, вспоминается презрение к опасности и смерти у курдов и слова одного вождя: «Бесчестием было бы умереть только в кровати. Но если меня настигнет пуля и меня принесут домой, все будут радоваться, что я умру как подобает». Может быть, эта суровая философия и разделяется курдскими матерями, но скорбь бедной женщины красноречиво говорила, что имеются еще более крепкие узы в ее сердце».

Инфекционные болезни очень распространены. Однако тяжелые болезни редки у кочевников. Лечение состоит в том, что на больное место кладут талисман или больного заставляют проглотить кусок бумаги со стихом из корана или магической формулой. Пользуются несколькими лекарственными растениями, но такой вид домашнего лечения еще в достаточной мере не изучен.

Напомним, что по этому поводу рассказывает М. Вагнер1).
У племени билбас существует особый способ лечить раны. Они зашивают раненого в свежеснятую шкуру быка, оставляя свободной только голову. Шкура со временем сама спадает с туловища больного. Этим же способом лечат самые опасные раны от копья и удара сабли.
____________________________________
1)М. Wagner, op. cit., S. 229.

Курды с доверием относятся также к доктору или всякому европейцу, как об этом только что говорилось. Если дать кусок сахара или немного алкоголя, боль¬ной курд сразу говорит, что ему легче. Болезни дыха¬тельных путей, несмотря на резкие перемены темпера¬туры, встречаются не часто. Ревматизм, наоборот, силь¬но распространен, вероятно, как следствие недостаточ¬ной защиты шатра от холода и соприкосновения с холодной землей. Наконец, малярия часто угрожает курдам. Чтобы от нее уберечься, строят высокие насти¬лы, описанные в начале главы. Дети, предоставленные самим себе, плохо одетые, закаляются начиная с малых лет. Случаи долголетия очень часты в Курдистане.

Возвращаясь к курдской семье, отметим, как свидетельствовал Сон, что от севера к югу курд сохраняет моногамию и что средняя нормальная семья редко превышает три-четыре человека. Только вожди имеют более одной жены, и в некоторых случаях, приведенных в «Шереф-наме», имеется большое количество очень хорошо воспитанных жен (см. «Женщины без счета», стр. 336).

5. Как курды относятся к женщине

Следуя нашему свободному изложению, по мере воз¬можности дадим курдам самим сказать о себе. Я с удовольствием воспроизведу здесь несколько отрывков из работы о курдской женщине (появившейся в «Восточном Бейруте» от 12 и 13 июля 1933 г.) доктора права Камуран Али Бедирхана, младшего брата Сурейя-бека. Читатель сам увидит, что автор говорит о курдской женщине, относящейся к знати, а не к женщинам из народа.

Сначала автор обращает внимание на одну особенность, которая ему показалась характерной: отсутствие специальных женских покоев, что делает курдскую женщину свободной. Он пишет, что такие принципы римского права, как «tutor optivus», «tutor cessicius», «tutor fiduciarus» и «coemptio», предназначенные победить предрассудки, совершенно неизвестны в курдских обычаях. Курд никогда не стремился ограничить права женщины. Он ее считает достойной равного доверия, способной пользоваться теми же правами и обязанностями, что и мужчина. С психологической точки зрения женщина в его глазах обладает теми же наклонностями, теми же добродетелями и теми же пороками, что и мужчина.

Автор затем прослеживает жизнь женщины на всех этапах. Мать заботится о ее воспитании. Она учится петь национальные песни, танцевать, искусству верховой езды и письму, как все ее братья, а также различным рукоделиям. Она танцует в компании с молодыми людьми и может видеть своего будущего мужа.

Ниже мы подробно остановимся на жизни замужней женщины. Подчеркнем, однако, обычай курдов давать имя мужественной, воинственной женщины своему сыну, отец которого не может с ней сравниться. Так, например, указывает Эмир Камуран, сын вождя племени Реман носит имя своей матери Перихан, а не отца.

Лирическая поэзия курдов в большинстве своем навеяна женщиной. Большая часть песен — колыбельных, любовных и т. д.— создана женщинами.

Курдская женщина часто заменяет своего исчезнувшего мужа. В зоне Пишдер автор приводит примеры двух женщин-вождей, добрая память о которых осталась в народе: Пюра Халим из племени кафуруши и Каха Нерпиз из племени шуван. В течение многих лет они боролись против турецкого господства.

Именам Аделе-ханум (умершей в 1924 г.), которая в течение пятнадцати лет управляла делами племени джафф из своей резиденции в Алепче и в Хафсехан, и невестки шейха Махмуда также отведено почетное место в анналах курдов.

Автор кончает, свою интересную статью замечанием о том, что курдская женщина станет одним из факторов национального возрождения в будущем.

Дополним эту красноречивую защитительную речь интеллигентного, просвещенного курда лукавой шуткой, взятой из моего собрания народных рассказов, где мы найдем нашего старого знакомого Иссу Мудрого (см. гл. IX). «Какая жена лучше всех в мире?» Этот вопрос ему задал однажды Исмаил-паша1). «Та, которая воровата, страстна и лжива»,— ответил он. Так как паша не понял ответа, Иссу предложил пойти с ним. Они переоделись дервишами и отправились. Войдя в первый дом, дом младшего брата, они попросили приюта на ночь. «Вы желанные гости, отцы дервиши». Те сели и заметили, что борода хозяина дома была вся белая, а спина согнулась. «Как это могло случиться с человеком в сорок лет?» — удивились они. «Завтра вы пойдете к моему старшему брату,— сказал он,— и вы поймете». Он позвал жену. Та воскликнула: «Красного паука, яда змеи, чего ты от меня хочешь?» — «Нужно приготовить покушать для наших гостей, дервишей». — «Разве ты не знаешь, что в твоем разорившемся доме ничего нет? Где я могу что-то достать?» Короче, на все, что говорил ей муж, она отвечала бранью и наглостью. Когда пришло время ложиться спать, муж сказал: «У нас есть два одеяла и две циновки, возьмем одни для нас, другие дадим дервишам». — «Ты что, ослеп, разве не знаешь, что раз в месяц я не терплю, чтобы кто-то трогал мои бока, возьми себе одно одеяло, а я покроюсь другим».
Паша и Иссу плохо провели ночь и наутро отправились к среднему брату. У того борода была наполовину черной, наполовину серой. Паша спросил: «Сколько тебе лет?» — «Мне шестьдесят». — «Однако, — заметил паша, — в таком возрасте борода бывает почти всегда белая, целиком. Почему этого не случилось с тобой?» — «Останьтесь на ночь у меня, будьте гостями. Завтра вы пойдете к моему старшему брату и вы поймете». Они остались. В его доме жена то выполняла приказы мужа, то не хотела ничего знать, она была то груба, то вежлива.
На следующее утро они отправились к старшему брату. Здесь они заметили, что его борода была черной как смоль. Он сказал, что ему восемьдесят лет. «Не удивляйтесь, дервиши, останьтесь у меня и вы поймете». Этот брат был беднее двух других, но его жена ему повиновалась во всем. Когда он обращался к ней со словом «жена», она отвечала: «Да, я твоя раба» [обычный вежливый ответ на мусульманском Востоке.— В. Я.] — «Не найдется ли чего у нас поесть?» — «Конечно, все есть: яйца, рис, масло, мед». Она приготовила такую пищу, которая была бы достойной дома самого паши. Когда стали готовиться ко сну, муж спросил: «У нас есть постельные принадлежности?»—-«Я твоя тень [другое принятое почтительное выражение. — В. Н]. Всего хватит, как в доме паши». Она вышла и раздобыла все необходимое у соседей. «Жена, у нас сегодня гости, лучше нам спать с тобой раздельно» — «Нет, нет! Дервиши наши братья. Ты знаешь, если я проведу хотя бы одну ночь без тебя, лучше не жить».
____________________________________
1)Исмаил-паша— последний из наследных вождей Амадии (см. A. S о с i n, Kurdische Sammlungen, Erzahlungen und Lieder im Dialekte von Botan, S. 237). 171

Проснувшись на другой день, паша спросил у этого человека: «Какая самая лучшая жена?» — «Моя,— ответил он,— она не утаивает ничего; готовит так, что не стыдно перед гостями; у нас совсем нет постельных принадлежностей, но она одалживает их у соседей; она меня любит, разумеется, с подобной женой не состаришься».

Тогда паша понял смысл слов Иссу, воздал ему хвалу и наградил. Он сделал богатым самого старшего из троих братьев, заставил развестись младшего и нашел вторую жену для третьего. Я полагаю, что сказанное вполне дает читателю представление о том, что семья у курдов приближается больше всего к семье у иранцев и турок (до успехов феминизма в этих двух странах после первой мировой войны) благодаря месту, кото¬рое занимает в ней женщина. Курд имеет свою семью, и скорее моногамную1), а его жена (kabani) пользуется большим авторитетом во всем, что касается внутренней жизни семьи. Это она руководит домочадцами и слугами, она во время еды распределяет порции, и без ее разрешения не садятся-кушать. В отсутствие своего мужа она принимает посетителей, угощает их и свободно с ними беседует. Она не закрывает лица, как другие женщины-мусульманки.
____________________________________
1)Если есть вторая жена (beri), ей обычно поручают всю работу, связанную с приготовлением молочных продуктов (доение, приготовление сыров, масла, крема, айрана и т. д.).

6. Глава Семьи

Примечательно то, что у курдов брак заключается по любви, а жених и невеста знают друг друга до свадьбы, тогда как у других мусульманских народов брак совершается помимо воли будущих супругов, через посредство третьих лиц. В курдской семье отец является ее главой (malkhe mal) и всем распоряжается. Ему принадлежит лучшее место, в его присутствии члены семьи не могут ни сесть, ни разговаривать без его разрешения.

Старший сын является наследником отца. И никто так не дорог курду, как его преемник. Этим объясняется тог факт, что во время переговоров с курдами в качестве заложников берут старших сыновей вождя. Это сильнее, чем клятва на коране.

Племя может взять обязательства в отсутствие вождя, если его преемник на месте; но курды не возьмут обязательства, если нет и наследника, ибо это угрожает междоусобной войной после смерти вождя.

«Соблюдение старшинства в семье глубоко укоренилось в обычаях курдов. На этот счет мы ежедневно имеем любопытные примеры. Хаджи Неджмеддин хотел зажечь свой чубук. Его старший сын, как верный слуга, пошел за огнем и услужливо его принес; в свою очередь, будучи всего на два года старше своего брата, он захотел тоже закурить. Младший брат бросился с такой же услужливостью за огнем, а после в свою очередь сам был обслужен братом поменьше, который обратился к своим племянникам и т. д., точно следуя иерархии возрастов и положения»1).

«Молодые курды, так же как и сыновья вождя, не имеют права садиться в присутствии старших; они их обслуживают, принося кофе и трубки. Если молодой человек входит в шатер, он целует обычно руку у всех старших по порядку; старшие его целуют в лоб. Если тот, который входит, старше, он берет только руку вождя, а каждый присутствующий прикладывает руку ко лбу в знак уважения»2).
____________________________________
1)Ch о let, op. cit., p. 229.
1)M. Wagner, op. cit., Bd. II, S. 240.

Дети наследуют после отца. За неимением детей наследство переходит к брату или внукам; наследник мужского пола получает в два раза больше, чем наследница. После жены, если она не имела ни одного ребенка, половина переходит мужу, другая половина — ее родственникам (братьям, сестрам, племянникам и племянницам). Если у нее есть дети, муж получает четвертую часть имущества, а дети — остальное. Жена после смерти мужа, если у нее нет детей, получает четверть наследства (если было больше одной жены, они делят между собой эту четвертую часть); если есть дети, жена получает только восьмую часть, остальное переходит детям. Опекуном назначают, если в том есть необходимость, старшего сына или брата за неимением прямого наследника.

К вопросу о курдской семье тесно примыкает и проблема родословной. Все старинные знатные семьи имеют хорошо уточненную родословную. Ничто не вызывает такого расположения курдского вождя, как разговор с ним о его предках. Вы можете знать многих из них. Но он вам назовет еще несколько поколений и расскажет об их смелых подвигах в борьбе с руми (турками) и аджем (иранцами). Чтобы чувствовать себя непринужденно среди курдов, не нужно досконально знать родословную, всегда можно найти несколько примеров в «Шереф-наме» (стр. 323, пятнадцать перечисленных поколений). Я имел удовольствие знать Хамди-бей Бабана, потратившего многие годы на генеалогические изыскания по арабским, турецким и иранским источникам, в которых имелись упоминания о его соплеменниках. Я сохраняю его генеалогическое древо как ценный документ для проникновения в психологию и мышление курда. Однако семейные традиции, гордость за отеческий очаг — достояние не одной только знати. Каждый курд, к каким бы социальным слоям он ни принадлежал, хорошо знает, к какому очагу (byna-mal) он принадлежит, точно знает свое происхождение. В Курдистане часто встречаются неграмотные люди, знающие наизусть десять-пятнадцать поколений своих предков с массой подробностей (Минорский). Для курдской истории племен генеалогические данные имеют реальное значение.

Tags: Курдистан, Никитин В.П., женщина, семья


Источник: http://cihanekurdistan.livejournal.com/38661.html

Закрыть... [X]


Ответы что мне делать если я влюбилась в курда, я ссума Эскизы тигра для тату на предплечье

Мужчины курды в отношениях с женщинами Мой жених - курд. / страница 2 форум
Мужчины курды в отношениях с женщинами Курдская любовь Форум - BENM EVM TÜRKYE
Мужчины курды в отношениях с женщинами Турецкие мужчины: а какие они?
Мужчины курды в отношениях с женщинами Отношения с курдом Форум
Мужчины курды в отношениях с женщинами Парень курд из турции
Мужчины курды в отношениях с женщинами Курды - Жизнь
Мужчины курды в отношениях с женщинами Авангардный стиль в одежде, украшениях и прическах фото
Мужчины курды в отношениях с женщинами Банкетные залы для свадьбы: 126 свадебных ресторанов и
В чем пойти зимой на свадьбу женщине и мужчинеЖизнь русских в Бельгии - отзывы, советы, плюсы и минусыК чему снятся гнилые зубы, сонник: вырвать или выпадают, сКак своими руками сделать ствол бисерному деревуМагазин одежды для женщин Карамель на метро Озерки - отзывыНатуральные волосы на заколкахПриказ Минздравсоцразвития РФ от 340н. ОбПроцедура фторирования зубов - Стоматология на Восстания

Лучшие статьи



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Мужчины курды в отношениях с женщинами - Какие они, мужчины -курды Кто сколько сыпать порошка в стиралку

Отношение мужчин курдов к женщинам В. Никитин. Курды - ГЛАВА V - КУРДСКАЯ СЕМЬЯ : ЖИЛИЩЕ, ОДЕЖДА, ПИЩА
Отношение мужчин курдов к женщинам Ответы что мне делать если я влюбилась в курда, я ссума схожу
Отношение мужчин курдов к женщинам Курды. какие они в общении? вспыльчивые? как они выглядят?
Отношение мужчин курдов к женщинам Финляндия по-русски - Замужем за курдом Форум
Отношение мужчин курдов к женщинам Отношение мужчин курдов к женщинам
Отношение мужчин курдов к женщинам Мой жених - курд. / страница 2 форум


Похожие новости